"Чудеса и хреновины! Передай дальше..." (pan_baklazhan) wrote in by_politics,
"Чудеса и хреновины! Передай дальше..."
pan_baklazhan
by_politics

Categories:

Сказ о том, как Дракон из Машины преобразовал Беларусь

В августе этого года писатель Вадим Давыдов, ведущий несколько блогов,  объявил, что наконец-то в интернете появился его новый (точнее, радикально переписанный старый) роман «Год Дракона».  Первый вариант романа «Википедия» называет наиболее спорным произведением Давыдова («По словам самого автора, «Год Дракона» — книга прежде всего о любви, однако очень многие читатели с этим не согласны. Роман вызвал горячую полемику в самых разнообразных читательских кругах. Эмоционально накалённое, неровное повествование действительно способно вызвать самые противоречивые впечатления. Не исключено, что автор изначально стремился достичь именно такого эффекта. Несмотря на трудность отнесения романа к какому-либо определённому жанру, «Год Дракона» — интересный, хотя и неоднозначный образец современной прозы»)

Окончательная версия «Года Дракона», как мне кажется, в первую очередь должна быть интересна гражданам Беларуси – страны, где автор прожил немалую часть своей жизни. И которой посвящена основная часть романа.

36.06 КБ

У меня книга вызвала у меня смешанные чувства. Когда читаешь взахлёб, но при этом нередко морщишься. Первое было для меня странным, ведь роман сочетает жанры, мною традиционно игнорируемые – альтернативная история и фэнтэзи. Впрочем, в «Годе Дракона» и того, и другого оказалось по минимуму. Что в книге альтернативного? Вадим Давыдов представляет мир, в котором развал СССР и Варшавского блока имел иные последствия, нежели в реальности. Между «углеводородной империей встающих с колен» и толерантным к мусульманскому человеконенавистническому сброду Евроколхозом ВНЕЗАПНО возникло ещё одно образование – Коронный Союз. Созданный на основе неразвалившейся Чехословакии, к которой примкнула Венгрия, и опять-таки неразвалившаяся Югославия. Плюс, наверно, ещё кто-то – автор карт-схем в книгу не помещал, лишь в одном месте упомянув, что в «Короне» суммарного населения – сто миллионов.

К моему большому огорчению, рідну Україну в Коронный Союз Давыдов  не пустил. Судя по контексту, мы и в альтернативной истории оказались «многовекторными», болтаясь, как кучмо в геополитической проруби. Впрочем, с намёком, что со временем всё-таки попадём под свет Короны, вместе с Польшей и прибалтийскими государствами. Но только после Беларуси, вокруг которой и крутится основной сюжет романа. В альтернативной Синеокой всё равно есть ненавистный Вадиму Давыдову Лукашенко (то есть, бацька, он же Александр Гордеевич), который заигрался до того, что чуть не спровоцировал Россию (ею  вместо партейного алкаша или кгбистского филёра рулит бывший спецназовец, что, впрочем, стране не сильно помогло)  на ядерную войну с Коронным Союзом. Революция в Беларуси готовится агентами Короны по сценарию, сильно отличному от «оранжевых» и уж тем более «весенне-арабских». Тем и интересен сюжет, спойлерить не стану – думаю, тем беларусам, которых заинтересует этот текст, будет и самим интересно узнать, как романист представляет себе радикальную смену не только режима, но и направления развития в их стране.

Позволю себе пару цитат из книги, чтоб желающий мог оценить авторский стиль Давыдова и ход его мыслей:

…в душном воздухе «рэжыма» с трудом дышалось любому, кто хотел сам распоряжаться своей жизнью, потому и разбегалась молодёжь буквально в разные стороны — в Вильнюс, Варшаву, Хельсинки, — куда удавалось вырваться, а хоть и в Москву! Да что Москва — в Воронеже или Саратове было веселее и интереснее, чем в столице «рэспублики», глава которой на голубом глазу однажды посулил её гражданам «бедную, но недолгую» жизнь.

…Игрой природы «бацьке» дано обострённое восприятие, весь комплекс звериного чутья и жизненной интуиции. У таких людей поступившие извне сигналы пробуждают сильные внутренние ощущения, и, запуская подсознание, позволяют им предпринимать действия, способствующие выживанию, в том числе политическому. Выживанию — любой ценой. Они обладают, как правило, отменным физическим здоровьем и прекрасными рефлексами. Такие, как  «бацька», — вампиры, высасывающие жизненную силу не только из отдельных людей. Из целого народа, из целой страны! Но их слабое место — необучаемость. У них уже есть мощная жизненная сила, столько раз их выручавшая...  [Но] ни ему, ни ему подобным нечего противопоставить преимуществам интеллектуалов. Наш мозг, наши органы чувств, реакция, интуиция и боевые навыки способны развиваться, многократно превосходя всех выживальщиков, столь же хитрых, сколь и тупых. Им отпущено от природы — но до известного предела. Дальше для них пути нет. Они все — уже в прошлом…

… «Бацька» восседал в торце Т-образного стола, и по обе стороны его истуканами возвышались бессловесные болваны — вид у них, по крайней мере, был именно такой — в краповых беретах с автоматами. Зелёно-бурый болотный камуфляж «бацьки» (совершенно неуместный в городе и тем более в бункере) украшали широченные погоны, на которых яркими пятнами светились гербы Республики и огромные золотые звёзды, превращавшие маскировочные свойства наряда в полнейшую фикцию. В этом прикиде «бацька» безупречно соответствовал своей репутации вечного двоечника, по странной прихоти устроителя насквозь жульнической лотереи посаженного порулить десятимиллионной страной. Абсурдную форму венчало кепи с какой-то невнятной кокардой. Ну, хоть пейзанского зачёса на лысину не видно.…Насколько было бы легче иметь дело с самим дьяволом, воплощением зла. А тут — до полусмерти напуганный, больной человечек, изворотливый и пошлый лгунишка, мелкий бес. Кислый, как простоявший неделю на печке щаве́льник.

Впрочем, современной белорусской оппозиции («оппе») в романе достаётся если не меньше, то порядочно:

… Как же они мне надоели. Достойные партнёры властей, нечего сказать, — то же убожество, та же косность, ноль стратегии да переписанные у евросоциалистов лозунги! Вот с ними и тусуются одни и те же персонажи!

… те, кого хочет притащить с собой наша «оппа», ничуть не лучше. Это такие же воры и разбойники, только ещё циничнее и страшнее. Приватизация «по-европейски» или «по-американски» уничтожит нашу инфраструктуру — она ведь во многом советская ещё, разомкнутый цикл бывшего «сборочного цеха СССР». Что они могут дать людям, кроме нищеты и бесправия, ещё худших, нежели при «бацьке»? Никто не будет модернизировать «МАЗ» и троллейбусный завод, нефтехим и легпром — это слишком накладно, да ещё и придётся взвалить на себя «социалку». А всё коммунальное хозяйство, централизованное, устаревшее? И разве «демократическое представительство», всегда обслуживающее интересы крупного капитала, сможет сдержать азарт и жадность акул, ринувшихся в наш «советский заповедник»? Я в это не верю…. Их, конечно, намеренно прикармливают в Варшаве из Вашингтона, в Берлине и в Риге, — чтобы не дать нам ни единого шанса выскользнуть из крепких объятий: с одной стороны, «бацька» с его серостью и убожеством, постепенное умирание, с другой — дикий, волчий капитализм.

Собственное видение светлого будущего Беларуси глазами Вадима Давыдова можно оценить, исходя из деклараций двух персонажей романа, граждан Республики (только так в «Годе Дракона» и именуется страна), участвующих в масштабном революционном проекте, никак, однако, не связанном с оппозиционным движением:

Мы — литвины, Дракон, — Татьяна отложила незажжённую сигарету. — Мы, все, кто живёт на нашей земле: кривичи и пруссы, бодричи и лютичи, выдавленные с Одры и Лабы туда, на берега Свислочи и Немана. Это мы, и нам нужна наша страна. «Бацька» — обыкновенный узурпатор, со своей вертикалью, никто ниоткуда, а ещё мечтает своих сыновей на шею нам посадить. Наследничков. Так вот. Наш герб — Пагоня, наш флаг — красный крест на белом поле, а мы зовёмся — с незапамятных времён — литвинами! Наша историческая родина — Великое Княжество Русское, Литовское и Жемойтское, у нас есть великая история — Полоцк и Орша, Грюнвальд и Радзи-вилл, Магдебургское право наших городов — Витебска и Новогрудка, Вильны и Гродно. Это наше. Мы хотим получить это назад.
— Взять назад, — поправил её Андрей. Голос его звучал глуховато, но сильно. — Великий Сейм Литвы, созванный по воле литвинов — тех, кто считает себя литвином, неважно, кто он по крови — русь, лях, жемойт, татарин или ятвяг. Не игрушечная, заседающая в Канаде, Народная Рада без народа, изгваздавшаяся в нацистском дерьме, а Великий Сейм провозгласит Княжество. А пока по Закону о престоле и престолонаследии мы будем готовить князя, пусть будет у нас блюститель престола, местоблюститель… 

Стороннему наблюдателю идея создать самую настоящую империю (с особым образом попавшими на троны  монархами в странах, её составляющих – типа чешского короля Вацлава или мадярского Иштвана) на базе Чехии, со столицей в Праге, может показаться абсурдной. Тихие поедатели кнедликов с пивом – империалисты? Мировые игроки? Светочи науки и техники? Бу-го-га!  Но тут-то мы и подходим к основному герою «Года Дракона» - только что упомянутому Дракону. Он и есть тот элемент фэнтэзи, без которого бы ничего не склеилось. Бывший минчанин, худенький еврейский мальчик Даня Майзель необъяснимым наукой чудом (или  просто волею клавиатуры и фантазии автора) обретает огромный рост, силищу, ряд совершенно нечеловеческих свойств и стаёт Драконом, Великим (для хороших людей) и Ужасным (как для плохих, так и просто для тех, кто не понял его величия). Плохим Дракон может запросто «откусить голову» или испепелить на месте взглядом своих нечеловеческих глаз. Как древнегреческий Бог из Машины, Даня-Дракон появляется в катящемся в пропасть мире и начинает его спасать. В этом ему помогают бывшие родезийские десантники (к Родезии у Вадима Давыдова давний интерес, так что тут не  случайный выбор), чьими руками был осуществлён силовой захват власти в ослабевших в постсоветское безвременье восточноевропейских странах. Превратить Корону в самое технически передовое государство мира помогают подобранные неприкаянные советские инженера (в основном из «оборонки»), которым в альтернативной истории не пришлось торговать прищепками. И они развернулись на все 100 %. Описанию технических чудес в книге посвящено, наверно, пятая часть текста – здесь и уникальные, вечные мобильники на атомных батарейках, звонящие куда и откуда угодно (окромя прочих айпедовских кунштюков), и боевая чешуя воинов Короны (практически неуязвимые нано-броне-костюмы), и струнный транспорт, решивший коммуникационные проблемы ширящегося государства, и прочая, и прочая. В общем, эта часть книги смастерена в забытом ныне духе Жюля Верна с Уэллсом, который вытесняют волшебные палочки гари-поттеров с ахимиками. И вся эта НАУЧНАЯ фантастика (всё же не удержусь от маленького спойлерства) сыграет важнейшую роль в судьбе Беларуси в Год Дракона.

Что до прочих направлений книги, то их в  «Годе Дракона» два, и они взаимосвязаны.  Первое: у сказочного Дракона будет не менее сказочная,  соответствующая его масштабу Любовь. Любовь будет с журналисткой-публицисткой Еленой, в образе которой знакомый со сферой интересов В. Давыдова узнает аллюзию на Ориану Фаллачи. Чтоб узнавать было проще, автор просто обозначит это в предисловии – «Памяти Орианы Фаллачи». Яростные борцы с исламизацией Европы, реальная Ориана и выдуманная Елена отражают умонастроения живущего в Германии автора (в чём можно убедиться, читая его блоги). Эти же умонастроения полностью отразились и в романе (вторым направлением), где борьбой с ползучей муслимизацией ранее цивилизованного мира заняты исключительно силы Короны – продажному и трусливому Евросоюзу эта борьба не по силам, России - и подавно, а  США – не выгодна. Но от обвинений в расизме Вадим хорошо подстраховался. В «Годе Дракона», где практически не оказалось места Украине, повезло Африке – идеями просвещённой монархической деспотии оказался заражён император Квамбинга, строящий на Чёрном континенте огромную империю, где не будет места голоду и бездумному размножению, зато будет вода, еда, и даже контролируемый климат. А ещё на его подданных инженеры Короны испытают технологии массовой телепортации из голодных пустынь в плодородные саванны.

Вот так в пяти страницах формата А4 я постарался изложить написанное на пяти сотнях страниц романа, при этом учитывая профиль сообщества, к которому обращаюсь. Я искренне утверждаю – читать было интересно. Более того – радостно. На фоне кучи упаднических книг, прочитанных мною в последнее время, именно радостно было воображать, что «другой мир возможен». Мир, где у людей есть интересная жизнь, не очерченная унылым кругом «офис – клуб – отпуск в Турции», достойная и полезная работа, где проблемы других стран и освоение Космоса волнуют людей куда больше, чем выпуск новой модели электронной свистелки-перделки. «Хочу жить в Коронном Союзе!» - захотелось со слезами на глазах закричать вслед за анекдотным Вовочкой уже на первых десятках страниц первого тома. За это желание можно простить Вадиму Давыдову словно нарочитую бедность языка книги (тем более удивительную, что посты его порой достигают вершин поэтических манифестов), упрощённую театральность большинства образов (хотя, может, так и задумано – там, где Дракон из Машины, там и Злодей с Героем – в однозначно выраженных масках?), изобилие штампованных шуток-прибауток, не годящиеся для пополнения вокабуляра (за исключением выражения «дикари и калеки», уже раскрученного автором в виде тэга к своим блогам).  В самом начале поста я написал, что читал взахлёб, недовольно крутя носом – так вот именно в силу только что перечисленных слабых мест. И, увы – уверен, переделывать-переписывать свой роман, крепя его литературную часть, Вадим не станет. Да и не надо. Кому понравится содержание книги – тот простит простоватую форму, кому не понравится – тут и высокий штиль не поможет.
Прошу читать,  панове!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments