?

Log in

No account? Create an account
Папярэдні запіс Падзяліцца Адзначыць Наступны запіс
Закон — что дышло?
gorgona
gabblgob wrote in by_politics
В Байнете и беларуской блогосфере эмоционально обсуждаются поправки к закону «О массовых мероприятиях», внесённые по итогам событий зимы 2010 — весны и лета 2011 года в республике. Что и говорить, закон — важная штука, а его правоприменительная практика — ещё важнее. Именно в этом ключе я и попросил моего друга, кандидата юридических наук, преподавателя института права, социального управления и безопасности Удмуртского государственного университета (redrok ) прокомментировать эти поправки. Мы договорились, что он сделает это исключительно для мест, вызывающих сомнения или допускающих различные толкования — придираться к логичным и оправданным способам обеспечить спокойствие и безопасность просто глупо.

Сразу хочу предупредить: redrok абсолютно не разделяет моего обличительного пафоса адрес прыщъ-драздоўскага ражыма и по отношению к деятельности оппозиции настроен весьма и весьма скептически. Думаю, тем интереснее и ценнее окажутся его замечания к законотворческим инициативам действующей власти. Возможно, они остудят чьи-то горячие головы, а людям здравомыслящим и внимательным дадут пищу для раздумий.

Коричневым шрифтом выделена законодательная норма, чёрным — комментарий redrok, курсивом — мои собственные измышления :)

* * *

«…в абзаце третьем слово «культурно-массовое» заменить словом «культурно-зрелищное».

Уточнение термина, фактически позволяющего подвести под действие закона даже одиночный (1 человек) пикет.

«К пикетированию приравнивается совместное массовое присутствие граждан в заранее определённом общественном месте (в том числе под открытым небом) и установленное время для совершения заранее определённого действия или бездействия, организованное (в том числе через глобальную компьютерную сеть Интернет или иные информационные сети) для публичного выражения своих общественно-политических настроений или протеста».
 

Странно, почему перечисленные действия приравниваются именно к пикетированию, а не к массовым или культурно-зрелищным мероприятиям. Главное в этом дополнении, что милиция и КГБ получили правовую базу, на основе которой могут действовать против акций протеста, проводимых в форме флэш-мобов. Причём в закон включили и бездействие, то есть даже просто стоять, если ты стоишь «с целью выражения общественно-политических настроений или протеста» — противоправно, разумеется, кроме случаев, когда есть разрешение. Теперь ни один орган, включая Европейский суд по правам человека, не сможет сказать, что милиционеры действовали противозаконно или превысили полномочия. Противоправной теперь является любая форма протеста: человек может топтаться на месте, прыгать, звонить по мобильному телефону — если он делает это, по мнению сотрудника правоохранительных органов (далее в тексте — ПОО), «для выражения протеста», то это приравнивается к правонарушению.

«Организаторами массовых мероприятий, проводимых по решению государственных органов, могут выступать организации, в том числе государственные органы, а также граждане, уполномоченные Президентом Республики Беларусь, Советом Министров Республики Беларусь либо местными исполнительными и распорядительными органами на организацию и проведение этих массовых мероприятий».

Этот абзац носит формальный характер, не имеющий значения для какой-либо протестной деятельности. В нём говорится только о мероприятиях, проводимых по решению государственных органов. Очень сомнительно, чтобы оппозиционные митинги собирали по решению исполкомов или иных органов власти.

«Лица, допустившие нарушения порядка организации или проведения массового мероприятия, в течение одного года после наложения административного взыскания за такие нарушения не могут выступать организаторами массового мероприятия».

На первый взгляд вопросов к норме не возникает. Действительно, рецидивистов нельзя допускать к организации м/м. Но как проследить за реализацией этой нормы? Предположим, человек допустил означенное административное нарушение и его на год отстранили от возможности подавать заявку на организацию мероприятия. Но отстранённое лицо может собрать сподвижников у кого-то в квартире и организовать митинг их руками — если нет аудиовизуальной слежки или осведомителей, то установить такого «организатора» окажется невозможным. Да и ответственность за такое нарушение не предусмотрена. Кстати, если наказывают за нарушение порядка организации или проведения, а запрещают только организацию, то получается, что наказанному лицу проводить митинг не возбраняется. Административное законодательство — не гражданское, оно, как и уголовное, не толкуется расширительно.

«…маршрут движения, информация о транспортных средствах (марка, модель, регистрационный знак транспортного средства, фамилия, собственное имя, отчество (если таковое имеется), место жительства (пребывания) лица, которое будет управлять транспортным средством), если массовое мероприятие будет проводиться с их использованием».

Данная норма вполне логична и оправдана, т. к. транспортное средство — источник повышенной опасности, и вполне разумно подстраховаться при его использовании на массовом мероприятии. Однако здесь есть сразу несколько сомнительных мест.

Какой регистрационный знак имеется у мопедов или велосипедов, которые тоже являются транспортным средством?
Что делать, если транспортным средством не управляют? Например, автомобиль или трактор перемещают на подвижной платформе?
Абсолютно непонятно, как указать марку и модель транспортного средства при использовании гужевого транспорта.

Таких вопросов можно задать ещё много, это результат недостаточно подробной проработки закона. Другое дело — как данную норму можно «растянуть». Как известно, при последних акциях протеста, проводимых в качестве флэш-мобов, протестующих — гудками и песней В. Цоя «Перемен» — поддерживали автомобилисты. После вступления в силу данной поправки подобную форму поддержки сотрудники ПОО могут расценить как нарушение правил проведения массового мероприятия: получается, что водитель участвует в акции, да ещё и с использованием транспортного средства, а требуемые в поправке сведения на водителя и его т/с заранее не предоставлены.

«слова «имя, отчество» заменить словами «собственное имя, отчество (если таковое имеется)».

Это улучшение закона. Теперь официально нельзя подписаться чужими данными, и учтено существование лиц, не знающих, кто их отец.

«…сведения об использовании пиротехнических изделий (вид, количество) и открытого огня, если массовое мероприятие будет проводиться с их использованием».

Эта норма, как и норма, касающаяся т/с, с одной стороны, нужная и даже необходимая для обеспечения безопасности, а с другой — недостаточно прописанная, оставляющая без ответа ряд весьма важных вопросов. Так, что делать, если хлопушки или файеры пронесли граждане по собственной инициативе — должны ли за это отвечать организаторы, особенно если они не просили приносить подобных предметов? Было бы разумным со стороны законодателей указать, что предоставлять нужно сведения только об использовании тех пиротехнических изделий (вид, количество) и открытого огня, которые планируется применять в рамках массовой акции самими организаторами. Представьте себе такое распространённое в наше время явление, как концерт на митинге: чтобы поддержать певца или выразить свои задетые песней чувства, зрители начинают медленно размахивать над головой зажжёнными зажигалками. Получается, что организаторы должны были заранее предоставить информацию о количестве зажигалок и регламенте их использования? (Это смехотворное требование, и в данном случае норма направлена на расширительное толкование, что антиконституционно. — В. Д.)

«…в части третьей слова «расходов, связанных с охраной общественного порядка», заменить словами «услуг по охране общественного порядка, оказываемых органами внутренних дел (далее — услуги по охране общественного порядка), расходов, связанных с»;
в части четвертой слова «расходов, связанных с охраной общественного порядка», заменить словами «услуг по охране общественного порядка, расходов, связанных с…».

Это техническое улучшение текста закона.

(Сама норма, скорее всего, направлена на то, чтобы обосновать и усилить штрафные санкции против организаторов мероприятий или кардинально затруднить проведение таковых, например, выставив счёт за предполагаемые услуги по охране общественного порядка. Если это на самом деле так, то здесь мы снова сталкиваемся с предполагаемым расширительным толкованием. — В. Д.)

«…статьи 8 после слов «массовой информации» дополнить словами «, глобальной компьютерной сети Интернет или иных информационных сетях».

Кроме выполнения задачи технически улучшить текст закона, данная поправка показывает, что власть следит за изменениями в технологиях и полностью оценила результативность компьютерных сетей в деле организации массовых мероприятий.

«Места для проведения массовых мероприятий, а также объекты метрополитена, железнодорожного, водного и воздушного транспорта, которые могут использоваться участниками массовых мероприятий для прибытия к месту (убытия с места) проведения массовых мероприятий, могут быть оборудованы стационарными средствами видеонаблюдения и иными техническими средствами обеспечения безопасности».

Это обычные меры по обеспечению безопасности и общественного порядка.

«Запрещается проведение одновременно нескольких массовых мероприятий в одном месте или по одному маршруту движения».

Правильно и логично. Участники разных мероприятий не смешиваются и не мешают друг другу. Правда, в России есть аналогичная норма, и власти её весьма своеобразно используют. Когда оппозиция хочет провести мероприятие в каком-нибудь значительном месте, на людной площади или в парке, где оппозиционеров увидят и услышат много людей, то, узнав заранее с помощью спецслужб о месте и времени мероприятия, власть организует там собственное мероприятие — силами проправительственных организаций, или какое-нибудь спортивное, общественное мероприятие, приглашая на него неполитические организации. Вряд ли возможно результативно и в рамках закона противодействовать этой норме.

«Организаторам собрания, митинга, уличного шествия, демонстрации и пикетирования запрещено привлекать к участию в них граждан за материальное вознаграждение».

Очевидно, что наёмники, собранные за деньги, не выражают волю общества. Но законодателями упущена существенная деталь. Что делать в том случае, когда организаторы собираются платить за неполитическое участие в митинге? Например, устроить на митинге концерт, подразумевающий выплату творческих гонораров артистам. Или, арендуя, допустим, для участия в шествии самодвижущуюся платформу, организаторы обязаны заплатить водителю и/или владельцу. И подобных ситуаций может возникнуть множество. Здесь просматривается либо явная недоработка законодателей, либо «закладка» для расширительного использования нормы.

«Порядок проведения массовых мероприятий на территориях, где имеются недвижимые материальные историко-культурные ценности и их охранные зоны, определяется местными исполнительными и распорядительными органами».

Полезная и нужная норма: если мероприятие проводится в зоне исторической деревянной застройки, будет весьма логично, если местный исполнительный орган запретит использование открытого огня. С другой стороны, эту, как и прочие нормы, при злоупотреблении законом легко превратить в оружие против оппозиции. Допустим, проводится митинг рядом с историческим дворцом, а соответствующий орган запрещает использовать звукоусиливающую аппаратуру, т. к. громкие звуки вызывают вибрации разрушающие барельефы на здании и т. п.

«…участвовать в массовом мероприятии в состоянии алкогольного опьянения или в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ».
 

А вот эта поправка превращает норму в бред! Безусловно, наличие лиц в наркотическом или алкогольном опьянении в распалённой речами толпе опасно, а если таких лиц много, то мероприятие может закончиться беспорядками. Но ведь в законе не указана степень опьянения. Получается, что в мероприятиях не могут участвовать люди, выпившие кружечку пива или бутылку кефира, принявшие содержащее наркотик лекарство, только что подошедшие с автозаправки, где они надышались паров бензина, и т. п. Выходит также, что к массовому мероприятию не имеет права примкнуть случайный человек, находившийся в гостях или в заведении общественного питания, где пропустил пару бокалов вина, или просто проходил мимо мероприятия, и принял решение примкнуть к нему? И это только самые простейшие из закономерных вопросов к авторам закона.

«…осуществлять реализацию алкогольных напитков и пива в местах проведения указанных мероприятий и в радиусе 500 метров прилегающих к ним территорий».

Согласно этой норме запрещается продажа любых алкогольных напитков, независимо от цены и крепости, например, в ресторанах, находящихся в 500 м от места проведения мероприятия. А если акции будут проводиться каждый день, то кто будет возмещать недополученную прибыль уличным торговцам пивом и винно-водочным отделам близлежащих магазинов? Также выходит, что запреты на употребление и распространение алкоголя во время массовых мероприятий будут действовать и в случаях, если какая-нибудь общественная организация захочет отпраздновать в рамках культурного обмена немецкий Октоберфест или ирландский День Св. Патрика, на которых без пива невозможно обойтись. А если еврейская община захочет провести публичное празднование Пурима — религиозного праздника, когда евреи, согласно наставлению, должны напиваться так, «чтобы не отличать день от ночи»?

«…ограждать территории мест проведения массовых мероприятий инженерными и техническими средствами, производить фотосъёмку, аудио- и видеозапись участников массовых мероприятий, осуществлять пропускной режим».
 

Это обычные меры по обеспечению безопасности, но ими легко злоупотребить. Так, в качестве ограждений можно использовать и противотанковые ежи (мотивация — защита от «шахидов» на автомобилях с взрывчаткой или от пьяных водителей грузовиков), опутанные спиралями Бруно. Подобные инженерные сооружения займут много места, а если мероприятие проводится на маленькой площади, то количество участников будет ограниченным. Возможно двойное использование фото- и видеосъёмки. С одной стороны, записи могут помочь раскрыть теракт, если он произойдёт, или выявить и доказать вину каких-нибудь подстрекателей к беспорядкам. С другой стороны, такая запись позволяет составлять картотеки наиболее активных оппозиционеров и применять против них меры воздействия, в т. ч. превентивные. Есть вопросы и по пропускному режиму. Кто будет определять, кого пропустить — сотрудник ПОО у металлоискателя или организатор митинга, по какому принципу этот пропускной режим должен быть организован? Отрицать необходимость режима не следует, но несколько подробнее на нём остановиться — не помешало бы.

В целом изменения и дополнения следует, несомненно, признать совершенствованием закона. Некоторые нормы прописаны более чётко, введён ряд требований, направленных на повышение безопасности и обеспечения общественного порядка на мероприятиях, за что законодателям нужно сказать спасибо. В то же время многие из норм можно использовать и для борьбы с протестными движениями. Общая цель закона нормальна и естественна — урегулировать такое сложное явление, как массовые мероприятия. Норм, направленных непосредственно против протестных движений, не так уж много, что, в общем, неудивительно: для тех же целей власть может легко использовать чисто регулятивные нормы, содержащиеся и в законодательствах самых развитых и демократичных стран, просто повернув эти нормы в нужную для себя сторону. По сути, белорусский законодатель внёс против оппозиции минимум изменений, необходимый для сужения правового поля её предполагаемых действий. Учитывая многочисленные недоработки и пробелы, на которые я указал, с чисто юридической точки зрения закон заслуживает оценки «удовлетворительно» — до «отлично» ему далеко.

К. ю. н. redrok  (ред. Вадима Давыдова)


  • 1
> если наказывают за нарушение порядка организации или проведения, а запрещают только организацию, то получается, что наказанному лицу проводить митинг не возбраняется

epic fail законотворцев. Нужно исправлять



Навошта разьбіраць закон, які не працуе?

Кстати, когда по мегафону скомандуют: "Граждане, покиньте улицу, кругооом марш!" - тот, кто не выполнит команду (даже способом бездействия) попадёт под санкции, установленные законом.

  • 1